Медицинская классификация повреждений

Медицинская классификация поврежденийВ связи с многообразием видов повреждений анатомических областей, тканей и органов, различием повреждающих агентов, разнообразным характером повреждений и множеством других факторов трудно создать исчерпывающую классификацию, объединяющую всю травму. Такие классификации созданы для изолированных повреждений груди, живота, скелета, мочеполовых органов и пр. Но они не могут помочь специалисту, занимающемуся лечением пострадавших с множественной и сочетанной травмой.

Классификация повреждений

Принято выделять:

А. ЗАКРЫТЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ

  1. Груди:

а) Изолированные (с повреждением или без повреждения ребер):

1) с пневмотораксом (закрытым, клапанным),

2) с медиастинальной эмфиземой,

3) с гемотораксом,

4) с повреждением легкого,

5) трахеи,

6) крупных бронхов,

7) диафрагмы,

8) сердца,

9) крупных сосудов,

10) пищевода.

б) Сочетанные (с повреждением или без повреждения ребер):

1) в сочетании с повреждением черепа,

2) живота,

3) таза,

4) позвоночника,

5) конечностей,

6) в сочетании с повреждением нескольких областей.

  1. Живота:

а) Изолированные без повреждения внутренних органов.

б) Изолированные с повреждением внутренних органов:

1) полых органов,

2) паренхиматозных органов,

3) брыжейки и крупных сосудов,

4) с внебрюшинным повреждением двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы, почек, мочеточников, мочевого пузыря,

5) прямой кишки.

в) Сочетанные повреждения:

1) в сочетании с повреждением черепа,

2) груди,

3) таза,

4) позвоночника,

5) конечностей,

6) нескольких областей.

Б. ОТКРЫТЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ — ранения (касательные, сквозные, слепые)

  1. Груди (с повреждением или без повреждения ребер):

а) непроникающие,

б) проникающие (с перечисленными выше повреждениями).

  1. Живота:

а) Непроникающие:

1) с повреждением тканей брюшной стенки,

2) с внебрюшинным повреждением кишечника, мочевых органов.

б) Проникающие:

1) без повреждения органов живота,

2) с повреждением полых органов,

3) с повреждением паренхиматозных органов,

4) с множественным повреждением полых и паренхиматозных органов,

5) с повреждением мочевых органов,

6) торакоабдоминальные,

7) сопровождающиеся ранением позвоночника и спинного мозга.

в) Сочетанные повреждения (любые сочетания повреждений органов и систем человеческого тела).

По нашему глубокому убеждению, наиболее отвечает практике и легко воспринимается врачами так называемый «анатомический» подход к определению понятий «сочетанная» и «множественная» травма.

Существующие классификации не устраивают практикующих врачей, усложняют процесс построения диагноза, причем последний сокращается до минимума, ибо не помещается на титульном листе истории болезни. В. И. Картавенко и А. А. Бармина (1997), проанализировав имеющиеся в их распоряжении современные литературные источники, пришли к выводу, что в настоящий момент попытки создания универсальной классификации сочетанной травмы, включающей анатомические повреждения, степень тяжести состояния, прогнозирование исхода травмы, обоснование лечебной тактики, пока остаются безуспешными. По их мнению, индексы тяжести травмы следует корректировать по результатам лечения и клиническим данным. Они должны быть понятны работникам практического здравоохранения (врачам, медсестрам), основаны на легкодоступной информации, удобны и просты в работе.

Из большого числа различных классификаций тяжести и шокогенности травмы, а также сортировочных таблиц прогноза (Kirkpatrik J. «Trauma Index»; Youmans R. «Circulation Respiration Abdomen Motor & Speech System— CRAMS», 1971; Bever D., Veenker D. «Hies Inyury Severity Index», 1979; Champion T. et all. «TriageIndex», 1980; Knaus W. et all. «APACHE», 1981, 1989) как наиболее приемлемую для работы отделения мы избрали шкалу, предложенную Ю. Н. Цибиным (1980), которая отличается простотой, легкостью запоминания и удобством для практического применения.

Принимая во внимание, что число сочетаний может быть бесконечным, и основываясь на «анатомическом» подходе к понятиям «сочетанные» и «множественные» повреждения, мы разработали так называемые клинико-статистические группы (КСГ) наиболее часто встречающихся повреждений анатомических областей с учетом среднего койкодня, необходимого для лечения этих пострадавших.

Ориентировались на средние сроки лечения этих же больных, если у них имелась только одна патология.

За основу мы взяли 56 наиболее часто встречающихся сочетаний травм, наложив на них и рассчитав средний балл тяжести и шокогенности по таблице, предложенной В. Ф. Пожариским (1989).

Система первичной оценки тяжести травмы и шока в приемном покое с ориентировкой лишь по механизму травмы и выявленной грубой патологии и на основании средних оценок тяжести травмы в баллах в тех или иных клинико-статистических группах повреждений вполне оправдала себя. В практику был введен главный принцип — «терапия шока должна опережать диагностику повреждений», так как хорошие показатели центральной гемодинамики могут быть при неадекватной реакции на травму и шок, особенно у пациентов в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Использование клинико-статистических групп с балльной оценкой тяжести и шокогенности травмы при первичном осмотре позволяет создать единую лечебно-диагностическую программу, состоящую из алгоритмов действий для каждого специалиста, участвующего в процессе диагностики и лечения конкретного пациента.

Таким образом обеспечиваются единая доктрина, последовательность и преемственность в тактике и общей стратегии лечения пострадавшего с тяжелой сочетанной и множественной травмой.

С 1992 по 1994 г. эти КСГ несколько раз пересматривались и в 1995 г. приобрели нынешний вид, по которому работает отделение, позволив достаточно хорошо и, главное, статистически достоверно проводить анализ качества лечения, летальных исходов травм в зависимости от сочетающихся повреждений (синдром взаимного отягощения) и т. д.

Здесь следует отметить, что эта система, как и многие другие предложения оценки шокогенности и балльной оценки тяжести состояния пострадавших при политравме, не может полностью удовлетворить практических врачей.

Имеют место непрогнозируемые случаи смерти пациентов при невысоких степенях шока. Здесь, очевидно, не учитываются возраст пациента, исходное состояние, обусловленное сопутствующими заболеваниями, гормональный баланс, состояние сердечно-сосудистой и иммунной систем, компенсаторные возможности организма и многое другое.

С нашей точки зрения, балльная оценка тяжести травмы и ее шокогенности должна быть доработана и дополнена, что требует времени, тщательного анализа и накопления достаточно большого достоверного статистического материала. Должны быть введены поправочные коэффициенты на возраст больного, сопутствующие заболевания и их осложнения.

«Болезнь и диагноз динамичны». В процессе выполнения диагностической и лечебной программы диагноз может и должен изменяться.

СИТУАЦИЯ 1. ПРИМЕРЫ.

В приемный покой доставлен пострадавший с места ДТП. Уровень сознания — сопор, реакция зрачков на свет вялая, D = S, патологических знаков нет. Изо рта сильный запах алкоголя. АД — 100/60 мм рт. ст., пульс — 96 в минуту.

В лобно-теменной области справа имеется рана 2—0,5 см, которая практически не кровоточит, грубая деформация левого бедра, в средней трети грудной клетки ссадины, аускультативно ослаблено дыхание в нижних отделах слева, на животе знаков повреждения нет.

Пострадавший немедленно осматривается  дежурной бригадой ОСМТ (отделение сочетанной и множественной травмы) : ответственный хирург, хирург, травматолог, нейрохирург.

Заключение нейрохирурга: нельзя исключить ЧМТ(черепно-мозговая травма), необходимо дифференцировать состояние между сотрясением и ушибом головного мозга (на фоне алкогольного опьянения). Выставлен балл тяжести травмы — 4. Необходимы рентгенограмма, эхо-эн-цефалоскопия, динамическое наблюдение, компьютерная томография. На момент осмотра данных о наличии дислокации головного мозга нет.

Хирургическая обработка раны.

Хирург: наличие знаков травмы на груди слева (ссадины), ослабление дыхания в нижних отделах груди слева, нерезко выраженная болевая реакция при пальпации VIII—IX ребер, усиление перкуторного звука.

Заключение: имеется тупая травма груди слева, перелом VIII—IX ребер (?), тупая травма живота.

Нельзя исключить внутрибрюшное кровотечение, балл тяжести — 1,5. Необходимо выполнить торакоцентез, пункцию плевральной полости, рентгенограмму грудной клетки.

Травматолог: при осмотре, кроме грубой патологии (закрытый перелом бедра слева), другой патологии не выявлено. Однако по механизму травмы нельзя исключить перелом таза. Необходима рентгенография бедра и таза. Тяжесть травмы — 2 балла.

Реаниматолог: по механизму травмы примерный объем кровопотери до 1000—1500 мл. Немедленная госпитализация в реанимационное отделение, терапия шока по лечебному блоку II — шок II степени.

Заключение ответственного хирурга: у пострадавшего на момент осмотра имеются закрытая сочетанная и множественная травмы головы, груди, левого бедра. Тяжесть травмы — 4+1,5+2=7,5.

Критерий тяжести — травма с угрозой для жизни.

Учитывая возможность повреждения костей таза и мочевого пузыря при наличии макроэритроцитоурии показана цистограмма одновременно с рентгенограммой таза и консультация уролога. Данных о внутрибрюшном кровотечении нет. Показаний для немедленных оперативных вмешательств по жизненным показаниям нет.

Диагностическая и лечебная программа

  1. Терапия шока.
  2. Дополнительные исследования специалистов (с последующим внесением изменений и дополнений в лечебно-диагностическую программу).

Через 40 мин с момента поступления продолжается проведение противошоковой терапии.

ЭхоЭГ: смещений и дислокации срединных структур нет, при хирургической обработке раны головы повреждений апоневроза нет. Неврологическая симптоматика в динамике положительная. Уровень сознания — легкое оглушение, патологических знаков нет. Алкоголь крови — 2,0%.

Диагноз нейрохирурга: ЗЧМТ(закрытая черепно-мозговая травма), сотрясение головного мозга, алкогольное опьянение. Для окончательного решения вопроса — КТ(компьютерная томография) по улучшению общего состояния.

Действия специалистов после диагностической программы.

Хирург: пункция плевральной полости отрицательная. Воздуха и крови не получено. На рентгенограмме грудной клетки перелом VIII ребра без смещения (выполнена межреберная новокаиновая блокада). Пневмогемоторакса нет. Имеется участок кровоизлияния в нижней доле левого легкого (ушиб легкого). УЗИ не выявило повреждения почек, печени, селезенки. Лапароскопия выявляет гематому 15 х 12 см в малом тазу. Катетеризация мочевого пузыря, получено 150,0 мл мочи с признаками макроэритроцитоурии.

Цистография разрывов мочевого пузыря не выявляет. Заключение уролога: ушиб мочевого пузыря.

Диагноз хирурга : закрытая тупая травма груди, перелом VIII ребра слева с ушибом и кровоизлиянием в нижнюю долю левого легкого, ушиб мочевого пузыря.

Травматолог: на рентгенограммах закрытый поперечно-оскольчатый перелом левого бедра на границе верхней и средней трети со смещением отломков, перелом лонной и седалищной костей справа с небольшим смещением. Выполнена новокаиновая блокада перелома. Наложено скелетное вытяжение. В последующем по улучшении состояния больного необходимо в комплексе противошоковых мероприятий решение вопроса о сроках, возможности и необходимости оперативной стабилизации перелома.

Реаниматолог: АД— 110/60 мм рт. ст., пульс — 98 в мин, ЦВД — 5 см вод. ст., гематокрит — 32, Р0 2 —60 мм рт. ст., С0 2 — 46 мм рт. ст., диурез — 30 мл/ч.

Общее состояние больного несколько улучшилось. Необходимо продолжить проведение противошоковой терапии. Вопрос об оперативной стабилизации перелома отложить до компенсации жизненно важных функций и коррекции гомеостаза.

Таким образом, сформировался диагноз при поступлении: сочетанные и множественные повреждения опорно-двигательного аппарата, груди, черепа: 1. Закрытый поперечно-оскольчатый перелом средней трети левого бедра. Перелом лонной и седалищной костей таза справа (2 балла).

  1. Перелом VIII ребра слева с ушибом и кровоизлиянием в нижнюю долю левого легкого (1,5 балла).
  2. Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга (2 балла). 4. Ушибленная рана лобно-теменной области головы справа (0,5 балла). Ссадины левой половины грудной клетки. Алкогольное опьянение. Тяжесть травмы: 2 +1,5 + 2 + + 0,5 = 6 баллам — тяжелая.

Но ситуация могла измениться. Предположим, хирург в процессе диагностики выявляет при лапароскопии 500 мл крови и сгусток в брюшной полости, следы крови по левому флангу. Возникает предположение о разрыве селезенки и внутрибрюшном кровотечении (тяжесть травмы— 10 баллов). Больной подлежит немедленному переводу в операционную для производства лапаротомии.

Тогда травматолог может поставить вопрос об оперативной стабилизации перелома в комплексе противошоковой терапии. Методом выбора может быть стержневой аппарат, который при минимальной травматичности обеспечивает максимальную стабильность и профилактику жировой эмболии, развития легочных осложнений.

Реаниматолог оценивает состояние пострадавшего и продолжает восполнение кровопотери и противошоковую терапию.

Совместно с анестезиологом он решает вопрос о выборе метода анестезии, определяет степень риска, шокогенность и готовит необходимое медикаментозное обеспечение оперативного вмешательства.

Ответственный хирург решает вопрос об оперативном вмешательстве — экстренной лапаротомии по жизненным показаниям и возможности в данном случае одновременного наложения стержневого аппарата для стабилизации перелома. Порядок проведения этих операций: последовательно или одномоментно двумя бригадами специалистов.

Клинический диагноз изменяется. На первое место выдвигается наиболее опасное повреждение — тупая травма живота, разрыв селезенки, гемоперитонеум. Тяжесть травмы — 10 баллов. На втором месте оказывается поперечно-оскольчатый перелом бедра, перелом лонной и седалищной костей страва (2+1,5 = 3,5 балла). На третьем месте — перелом ребра, ушиб и кровоизлияние в нижнюю долю левого легкого (1,5 балла). На четвертом месте — ЗЧМТ, сотрясение головного мозга — 0,5 балла. Последнее место занимает рана головы (0,2 балла), лобно-теменной области справа, ссадины левой половины грудной клетки, алкогольное опьянение. Шок II—III степени.

Крайне тяжелое с угрозой для жизни сочетанное и множественное повреждение живота, бедра, таза, груди, головы (сумма баллов — 10 + 3,5 + 1,5 + 0,5 + 0,2 = 15,7).

Описанная ситуация является иллюстрацией действий различных специалистов согласно заданным алгоритмам и раскрывает механизм принятия решений, реализацию лечебно- диагностической программы у пострадавшего с тяжелыми повреждениями, коррекцию ее в процессе выполнения при изменении ситуации в ту или иную сторону.

Ситуации 2 и 3 позволяют, кроме того, наглядно показать, что тактика и построение лечебно-диагностической программы не зависят от характера множественных и сочетанных повреждений (открытые они или закрытые). Решаются только организационные вопросы первоочередности тех или иных лечебных мероприятий.

СИТУАЦИЯ 2.

В приемный покой доставлена пострадавшая после ДТП. Уровень сознания — оглушение. Зрачки: D = S, реакция на свет несколько замедленная. Признаков травмы на голове нет. Имеет место кратковременная потеря сознания.

Патологических знаков и очаговости нет, АД— 80/60 мм рт. ст., пульс — 120 в мин, слабого наполнения, кожные покровы и слизистые оболочки резко бледные.

Левая верхняя конечность в транспортной шине, со жгутом на левом плече, видна резкая деформация в нижней трети плеча. Повязка пропитана кровью, осаднение кожи в области передней боковой поверхности грудной клетки справа, болезненность при пальпации в области правого подреберья, притупление перкуторного звука по правому флангу и в низу живота.

Осмотр нейрохирурга: клинических данных «за» ЧМТ нет. Необходимы ЭЭС и краниография.

Травматолог: перелом-вывих в локтевом суставе, нельзя исключить повреждения сосудов (тяжесть — 10 баллов).

Хирург: ушиб, ссадины грудной клетки, нельзя исключить повреждения печени.

Показана лапароскопия (тяжесть — 10 баллов).

Реаниматолог: шок II—III степени. Повреждение плечевой артерии, кровопотеря по индексу Алговера до 2 л. Готовить к экстренной операции.

Ответственный хирург (лечебно-диагностическая программа): больная немедленно переводится в операционную, выполняются лапароскопия, ЭЭС, рентгенография грудной клетки.

Травматолог проводит ревизию раны, рентгенографию локтевого сустава. Пригласить сосудистого хирурга. Оперативное вмешательство по жизненным показаниям.

В операционной после снятия повязки верифицирован открытый переломовывих нижней трети левого плеча в локтевом суставе (3 В по Каплану) с повреждением плечевой артерии. Начато оперативное вмешательство бригадой в составе травматолога и сосудистого хирурга, которым выполняется остеосинтез с хирургической обработкой открытого перелома фиксацией шурупами с устранением вывиха и аутовенозную пластику плечевой артерии.

Параллельно проводится лапароскопия, выявляющая 250 мл жидкой крови в брюшной полости и сгустки по правому флангу живота и в полости малого таза; ушивание разрывов печени. По окончании операции АД— 100/60, больная переведена в РО(реанимационное отделение).

Диагноз после операции: крайне тяжелое сочетанное повреждение живота и верхней конечности.

Тупая травма живота, разрывы печени, гемоперитонеум (10 баллов). Открытый (3 В по Каплану) переломовывих дистального метаэпифиза левого плеча. Разрыв плечевой артерии в нижней трети. ЗЧМТ, СГМ.

Ссадины правой половины грудной клетки. Шок III—IV степени.

В реанимационном отделении лечащий врач — реаниматолог, активные консультанты — общий хирург, сосудистый хирург, травматолог; пассивные консультанты — нейрохирург, консультации других специалистов — при необходимости. При переводе в ОСМТ лечащий врач на первом этапе — хирург, активные консультанты — сосудистый хирург, травматолог, консультант — нейрохирург. На втором и конечном этапе лечащий врач — травматолог, консультанты при необходимости — хирург, сосудистый хирург, нейрохирург.

СИТУАЦИЯ 3.

В приемный покой доставлен пострадавший, найденный на улице. Осмотрен дежурной бригадой специалистов в ОСМТ. Сознание: сопор — кома I. Зрачки: D = S, справа реакции на свет нет, слева — замедленная, гемипарез слева. На лице множественные ссадины, кровоподтеки. В височно-темен-ной области слева рана 2,5—3 см с неровными краями. АД — 80/40 мм рт. ст., пульс — 100 в мин. Изо рта сильный запах алкоголя. В легких дыхание выслушивается, справа влажные крупнокалиберные хрипы, ослабленное дыхание. В левом подреберье имеется колото-резаная рана 2,5 х 1,5 см с ровными краями и острыми углами. При перкуссии над печенью — тимпанит. Движения в конечностях пассивные, в полном объеме. При катетеризации мочевого пузыря получено 100 мл светлой мочи, макроскопически без признаков эритроцитоурии.

Заключение нейрохирурга: у пострадавшего тяжелая ЧМТ, ушиб головного мозга, нельзя исключить гематому справа (на ЭСС — смещение на 7 мм справа налево). Показана КТ для уточнения объема операции по жизненным показаниям. Тяжесть травмы — 5 баллов.

Заключение хирурга: у больного имеется проникающая колото-резаная рана, повреждение полого органа — желудка. Тяжесть травмы — 2 балла.

Лапаротомия по жизненным показаниям.

Заключение ответственного хирурга: учитывая синдром взаимного отягощения, тяжесть травмы соответствует 7,5 балла. Шок I—II степени.

Планируется экстренная операция после КТ головного мозга двумя бригадами: хирург, нейрохирург.

Показаны лапаротомия, трепанация черепа.

Проводится противошоковая терапия по блоку ПШ с учетом ЧМТ и УГМ (КТ выявила субдуральную гематому до 50 мл справа, линейный перелом височной кости, при УЗИ жидкость до 200 мл в

брюшной полости и газ под диафрагмой).

Больной переводится в операционную. После трепанации черепа удалена субдуральная гематома справа. Хирург выявил сквозное ранение справа в пилорическом отделе. Выполнено ушивание раны желудка, дренирование брюшной полости.

Наркоз проведен без осложнений, пострадавший помещен в РО. АД — 120/70 мм рт. ст., пульс — 92 в мин.

Диагноз после операции: крайне тяжелое сочетанное повреждение головы и живота, ОЧМТ, тяжёлый УГМ, субдуральная гематома справа в височно-теменной области (5 баллов). Проникающая колото-резаная рана брюшной полости, сквозное ранение желудка в пилорическом отделе (2 балла).

Ушибленная рана головы, множественные ссадины и кровоподтеки лица. Алкогольное опьянение (0,5 баллов). Осложнение: аспирационный синдром, перитонит. Сумма баллов — 7,5 — соответствует тяжелой травме.

Лечащий врач в реанимационном отделении — реаниматолог, активные консультанты — нейрохирург, хирург. При переводе в ОСМТ лечащий врач — нейрохирург, активный консультант — хирург.

Ситуации взяты из практики отделения сочетанной и множественной травмы БСМП-2 г. Ростова-на-Дону. Больные неоднократно демонстрировались на заседании областного хирургического и травматологического обществ.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. Построение диагноза, основанное на «анатомическом» подходе к понятию «сочетанная» и «множественная» травма.
  2. Рассмотрение всего комплекса квалифицированной и специализированной помощи как хирургии множественных повреждений с привлечением в этот процесс всех необходимых специалистов, объединенных единой лечебно-диагностической программой, основанной на четких алгоритмах их действий под руководством общего хирурга с учетом балльной оценки тяжести и шокогенности Травмы. Все это позволяет не только решать одну из главных задач, максимально и в полном объеме оказывать специализированную и квалифицированную хирургическую помощь, но и при выявлении новых повреждений или при исключении их вносить коррективы в лечение в зависимости от изменения ситуации. При этом вид травмы (открытая, закрытая, комбинированная) не имеет никакого значения и не отражается на тактике и стратегии диагностики и лечения как при спорадических, так и при массовых поступлениях.

Примером последнего может служить кагальницкая трагедия в сентябре 1996 г., когда в ОСМТ поступило одновременно 15 детей. По тяжести сочетанных повреждений у 12 из них, по данным мировой статистики, летальность, особенно в первые часы и первые сутки, могла составить 75— 85%. Однако 12 детей были выписаны по выздоровлении, с возможным исходом на инвалидность— трое, умер один ребенок.

На всех этапах лечения и во все периоды травматической болезни сохраняется преемственность и последовательность в лечебном процессе по такой системе: лечащий врач — пациент — активные консультанты по принципу доминантного, т. е. наиболее опасного для жизни, повреждения. Здесь совершенно четко можно отслеживать и учитывать «синдром взаимного отягощения» повреждений.

Классификация политравм по тяжести и шокогенности

Систематизация по тяжести травм и шокогенности (табл. 1) проста, легко запоминается и приемлема и на догоспитальном этапе для врачей скорой помощи, и на госпитальном, хорошо сочетается с блоками противошоковой терапии, разработанной профессором А. Д. Беляевским на кафедре анестезиологии — реаниматологии ФПК РГМУ (1991).

Таблица 1

Классификация политравм по тяжести и шокогенности

Медицинская классификация поврежденийДиагноз отражает тяжесть травмы, локализацию, вид и характер повреждения, позволяет прогнозировать исход, поддается компьютерному анализу и статистической обработке, коррелирует с результатами лечения.

Анализ работы ОСМТ с 1992 по 1996 г. не противоречит нашим выводам. С множественными и сочетанными повреждениями различных органов и систем поступил 9891 пациент. Из них бригадами скорой помощи было доставлено 63,1%, по направлению других лечебных учреждений — 25,9, самотеком — 11%. Мужчин — 69,4, женщин— 30,6%.

Среди всех поступивших пациентов подавляющее большинство было в трудоспособном возрасте: от 20 до 59 лет— 6501 человек (65,7%), старше 60 лет— 1049 (10,6%), детей до 14 лет- 256 (2,9%).

Структура травматизма полностью соответствует социальной обстановке в стране. Если ранее преобладала дорожно-транспортная травма, то за последние годы на первое место вышла умышленная травма (табл. 2).

Бытовая травма прочно занимает третье место. Здесь можно отметить рост суицидальной травмы с 0,1% в 1992 г. до 1,3% в 1996 г. У 75% были тяжелые и крайне тяжелые повреждения, с оценкой в баллах от 3 до 7 и выше. Умерло 1024 человека. Летальность в этой группе распределяется по годам следующим образом: 1992- 33,7%; 1993- 23,12; 1994- 25,8; 1995-36,2; 1996-25,05; 1997- 25,5%. В среднем-26,4%. В группе больных, умерших до суток (45,4%), имели тяжесть травмы от 7 баллов и выше с угрозой для жизни.

Таблица 2

Характеристика травматизма

Медицинская классификация поврежденийЛетальность в различных клинико-статистических группах зависит от тяжести и синергизма травмы (синдрома взаимного отягощения), а также времени от момента травмы до поступления в стационар. Так, если при переломе бедра и костей таза в сочетании с сотрясением головного мозга летальность составила 17,9%, то при такой же травме в сочетании с ушибом головного мозга она достигла 61,2%.

Динамика поступления больных с множественной и сочетанной травмой представлена в таблице 3.

Таблица 3

Время поступления больных от момента травмы

Медицинская классификация поврежденийСтруктура суточной летальности была представлена так: до 1 ч — 15,09%; до 3 ч — 22,64; до 6 ч — 13,2; к концу первых суток — 49,05%. Эти цифры показывают достаточно эффективную борьбу с шоком, порой даже при травмах крайней тяжести, на грани совместимости с жизнью.

На первом месте по доминирующей травме стоит повреждение черепа и головного мозга— 72,2%, далее — повреждения скелета: нижних конечностей — 67,8%; верхних— 32,1; таза— 26,6; живота— 43,9; грудной клетки — 39,4%.

За шесть лет у 9891 пациента были выполнены 14 480 оперативных вмешательства с послеоперационной летальностью 5,3%. Хирургическая активность составила 132,4%.

Послеоперационные осложнения наблюдались у 0,38% оперированных. Средний койко-день до операции составлял 1,16; после операции — 16,04.

Самым главным результатом наших теоретических изысканий являлась стабильная работа отделения ОСМТ в течение 6 лет со значительным снижением летальности в группе тяжелых и крайне тяжелых пострадавших при увеличении общего числа таких больных, уменьшении числа расхождений диагнозов до минимума (на 1024 вскрытия— 1,65%). Это стало возможным благодаря четкой организации лечебной работы, подготовке и подбору эрудированных кадров высокой квалификации; внедрению новых технологий в практику работы специалистов ОСМТ; созданию документации, основанной на алгоритмах действия каждого специалиста в отдельности и бригады в целом; внедрению ранних хирургических вмешательств при переломах длинных трубчатых костей в различных сочетаниях в комплекс противошоковых мероприятий; преемственности и последовательности комплексного подхода к лечению пострадавших во все периоды течения травматического процесса, с возможностью достоверной оценки исхода и результатов лечения этого тяжелого контингента больных.

Стало возможным создание стройной системы оказания помощи пострадавшим с сочетанными и множественными повреждениями как на догоспитальном, так и на госпитальном этапах в г. Ростове-на-Дону и области, объединив службу по чрезвычайным ситуациям города и области с медицинскими службами, обеспечив формирование регионального центра медицины катастроф, что соответствует Постановлению правительства РФ от 22 января 1997г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените эту статью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − два =

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.